Всего по не многу :)))

КИЕВСКИЙ УЧАСТОК «ЛИНИИ СТАЛИНА»




«Киевское областное туристическое агентство» и экскурсовод,
член лиги экскурсоводов Киева,
специалист по КиУР Валерий Лысенко.



Трагическая оборона Киева в июле-сентябре 1941 г. ныне уже довольно широко освещена в литературе, посвящённой начальному периоду Великой Отечественной войны. Упоминается также Киевский укрепрайон (КиУР), на долговременные сооружения которого опирались первая и частично вторая линия обороны города. Сооружения укрепленного района столицы были с одной стороны типичными для первых советских укрепрайонов, а с другой – имели свои характерные особенности.

Укрепрайоны западной границы
Причины для сооружения огромных фортификаций были достаточно весомыми. В войнах начала ХХ века появились тяжёлые орудия с дальностью стрельбы в несколько десятков километров, в том числе на железнодорожном ходу. Танки позволили проламывать полевые укрепления, открывая путь коннице и пехоте. Многие государства гордились своими линиями обороны, называя их именами своих любимцев – Маннергейма, Мажино, Зигфрида, Арпада и т. п.
Тем более обоснованными по отношению к западным соседям были в 20-30-е годы опасения советского руководства. Многим ещё были памятны потери Российской империи в ходе Первой мировой, набеги немецкой, польской и других армий.
В течение 1929-1941 годов вдоль западной границы СССР возводились укреплённые районы – комплексы долговременных оборонительных сооружений, подготовленных для взаимодействия с общевойсковыми частями и соединениями. Главное предназначение укрепрайонов – приостановить наступление врага до подхода и развертывания основных сил Красной Армии. Были воздвигнуты Изяславский, Каменец-Подольский, Коростеньский, Летичевский, Новоград-Волынский, Могилев-Ямпольский, Остропольский, Проскуровский, Староконстантиновский и Шепетовский укрепрайоны. А Киев был опоясан рубежом обороны под номером первым (УР-1). Все вышеперечисленные твердыни входили в состав "Линии Сталина", которая тянулась от Чёрного до Балтийского моря.
Для укрепления обороны кроме огневых сооружений прокладывались также рокадные коммуникации, которые ускоряли переброску подкреплений вдоль фронта на угрожаемые участки. Так, начиная с Первой мировой войны, вокруг Киева сооружались железнодорожное и автодорожное кольцо.
В систему укрепрайонов также входили окрестные водоемы. При необходимости, с помощью шлюзов на реках и ручьях сухие долины затапливались или превращались в болота, непроходимые для танков.
Перед каждым укрепрайоном предполагалось устройство так называемой полосы обеспечения, глубиною от 20 до 100 км. Эта территория минировалась и в ней должны были действовать партизаны и снайперы. Планировалось, что между минными полями они будут устраивать засады, закладывать фугасы на не заминированных участках.
Разработкой укреплений занимались инженеры Г. Невский, Е. Александров, Д. Карбышев, Д. Иванов, Е. Лещина, А. Свечин и М. Кочанов.
Проектированием и строительством государственного рубежа обороны руководил знаменитый генерал Дмитрий Карбышев (1900-1945) – профессор, доктор военных наук, прошедший Русско-японскую, Первую мировую, Гражданскую, Финскую... В страшном августе 1941-го, в боях на территории Белоруссии, он был контужен, попал в плен, и весь остаток войны провёл в концлагерях, являя пример стойкости и достоинства. В феврале победного 45-го был зверски замучен вместе с полутысячей других заключённых: на морозе их облили водой. В 1946 году Дмитрию Карбышеву посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

История Киевского укрепрайона
Киевский укрепрайон (сокращенно УР-1 или КиУР) создавался на протяжении 1929-1935 годов. Он огибал столицу семидесятикилометровой железобетонной дугой – от древнего Лютежа на севере до Кончи-Заспы на юге и являл собою настоящую «страну» ДОТов – долговременных огневых точек.
В отличие от них, под названием ДЗОТ понималось временное дерево-земляное сооружение, а под маркой ЖБОТ – небольшой железобетонный колпак для укрытия стрелковой ячейки, который можно было на грузовике оперативно перебросить для усиления обороны на угрожаемое направление.
Разработка проектов строительства КиУРа началась в 1928 г. под руководством начальника штаба 14-го стрелкового корпуса Попова. А 13 августа 1928 г. первым комендантом КиУРа был назначен ветеран войн и революций, комкор (впоследствии – комдив) Павел Княгницкий (1894-1937), который и продолжил дальнейшее развитие киевской линии обороны. Согласно его расчетам, гарнизон укрепрайона в военное время должен был состоять из шести пулеметных рот и артиллерийской бригады двухполкового состава.
Для строительства КиУРа было специально сформировано 28-ое Управление Начальника Работ (сокращённо УНР-28). В течение 1929-1932 гг. на строительство в КиУРе было израсходовано более 9 млн. руб. Кроме средств из бюджета Народного Комиссариата по военным и морским делам. Расходовались и средства УССР, которых до 1931 г. было потрачено 1,85 млн. руб. Всего за период с 1929 по 1932 гг. было уложено более 35 тыс. куб.м железобетона в 246 сооружениях, в том числе 4 «мины», то есть больших комплексов с разветвлённой системой подземных помещений (название происходит от французского слова «шахта»; минными галереями сапёры подрывали стены осаждённых крепостей).

Общая характеристика КиУР
По своей структурной организации КиУР состоял из 14 батальонных районов обороны. Это более 257 долговременных сооружений разных типов, из которых 217 составляли ДОТы. От 6 до 15 огневых точек объединялись в опорные пункты. Как и в каждом укрепрайоне, здесь имелись сооружения, которые нигде больше не возводились, то есть были построены в единственном уникальном экземпляре.
Строились ДОТы из железобетона, имели многогранную форму, а толщина их стен достигала полутора метров. Конструкция предполагала, в зависимости от типа, наличие боевых казематов, помещений для гарнизона, складов и вспомогательного оборудования (дизель-генераторы и другие). Укрепрайон также имел свою электростанцию.
Необходимым элементом оборудования были фильтровентиляционные установки с ручным или электрическим приводом. Они обеспечивали отвод пороховых газов, а также предохраняли на случай применения противником боевых отравляющих веществ. Кстати, из-за герметизации амбразур, пулемётчики не видели, куда стреляют, и огонь вёлся исключительно по указанию командира, наблюдавшего за полем боя в перископ.
Входы в ДОТы обычно находились в тыльной стене, в виде П-образного, железобетонного коридора (сквозняка) и закрывались железной решеткой, а во внутренних помещениях устанавливались массивные, обитые железом двери. ДОТы тщательно маскировались под местность, а также под жилые и хозяйственные постройки.
Наиболее распространенными в КиУР были одноэтажные 3-х амбразурные ДОТы типа "М2", предназначенные для ведения фронтального огня. Для ведения фланкирующего огня в оборонительных укреплениях использовались одноамбразурные ДОТы типа "МС" – самые простые сооружения. Малые размеры позволяли хорошо маскировать их на местности. В отличие от других типов, они не имели артезианской скважины и фильтровентиляционной установки.
В основном укрепления вооружались ручными пулеметами ДП и станковыми пулеметами всемирно известной американской системы "Максим" – на казематных поворотных станках. Для их охлаждения в большинстве ДОТов имелись артезианские скважины с ручными насосами – как на современных небогатых дачных участках.
Кроме того, было построено три двухорудийных артиллерийских ДОТа и несколько десятков стационарных открытых артиллерийских позиций. Правда, орудия калибром 76 мм предусматривалось устанавливать на неповоротливых лафетах образца 1904 года. Они годились для заградительного огня по заранее пристрелянным ориентирам, но не для борьбы с подвижными целями, вроде танков.
Из-за небольших размеров большинство сооружений не имело жилого помещения, склада для боеприпасов, и уж тем более – санитарных удобств. Всё это размещалось в землянках по соседству. Гарнизоны составляли от 5 до 16 человек под командованием лейтенантов.
Кроме огневых сооружений в Киевском укрепрайоне было построено несколько наблюдательных пунктов (НП). По конструкции они были аналогичны ДОТам и представляли собой заглубленные в грунт бетонные сооружения со служебными помещениями. Толщина их стен обеспечивала защиту от огня артиллерии калибром до 155 мм. Размещались НП на высотах и имели хороший обзор, являясь корректировочными постами при ведении заградительного артогня с закрытых позиций.
Самым крупным сооружением КиУРа был его командный пункт, расположенный в Святошино. Громадный трёхэтажный пункт управления был оборудован всем необходимым, и его нижний ярус на глубине 47 м был недосягаем для снарядов и бомб.
Сооружения маскировались металлическими сетями, на их крышах по периметру сооружался небольшой бруствер, который удерживал слой земли с травой, а в полях они маскировались под жилые и хозяйственные постройки. Для гражданского населения районы оборонительных сооружений являлись запретной зоной; они обносились колючей проволокой и патрулировались конными нарядами. Отдельные участки были автономны, они могли не использоваться годами, а потом приводились в действие.
Кроме действительных укреплений было возведено и некоторое количество ложных, а на мобилизационный период планировалось возведение еще ряда объектов: линий связи, заграждений, противотанковых рвов.
Укрепление западных рубежей позволило в 1934 году перенести из индустриального Харькова столицу Советской Украины в Киев. А в 1936 году закипела ещё одна грандиозная стройка: началась прокладка тоннелей под Днепром и Южного железнодорожного кольца в окрестностях Киева, которые также усиливали оборону.
Однако, когда в августе 1937 года комиссия ОКВО под руководством полковника Николая Ватутина (будущего освободителя Киева от немецкой оккупации) устроила проверку КиУР, она отметила ряд важных недостатков.
В частности, к этому времени устарело построение обороны, основанной на ведении преимущественно фронтального огня – это позволяло противнику бить по амбразурам с самых выгодных направлений. К тому же, труднее было маскировать такие сооружения. Да и размещение во многих ДОТах двух пулеметов в одном каземате снижало живучесть.
Малые размеры сооружений не позволяли иметь под рукой достаточно боеприпасов, создавали большие неудобства для личного состава и ставили гарнизоны в зависимость от полевых войск. Тем более что ДОТы имели очень ограниченный обзор поля боя, у большинства отсутствовал круговой обстрел. Особенно это сказывалось при ведении огня на близкой дистанции: штурмовые группы противника могли подобраться вплотную.

ДОТы в боевых действиях
Очень грамотно финская армия защищала Линию Маннергейма в 1939-40 гг. К примеру, обстреляв врага с фланга, обороняющиеся уходили в лес по проходам в минных полях, под прикрытие замаскированных огневых точек. Если противник пытался преследовать их, то попадал под пулеметный огонь. Крупные части заманивали под огонь нескольких ДОТов – в так называемый огневой мешок. А вот грандиозной французской Линии Мажино повоевать так и не довелось: немецкие танковые колонны её просто обошли по территории Голландии и Бельгии.
А в Советском Союзе, несмотря на выявленные недостатки, практически по прежним проектам было начато возведение ряда новых укрепрайонов западнее Линии Сталина, причём с худшими качеством и темпами работ. И самое печальное, что на новые, ещё необорудованные рубежи из ранее построенных изымалось всё – начиная от войск, и кончая стационарным оборудованием. К тому же была снята охрана, что в густонаселённой местности также не способствовало сохранению ни военной тайны, ни самих сооружений. Советская страна, в едином порыве, готовилась бить врага на его земле, как вдруг грянуло 22 июня…
Юго-Западным фронтом командовал генерал-полковник М.П. Кирпонос – опытный военачальник, умелые действия которого в первые месяцы войны не допустили окружения войск фронта и сдачи Киева. Оборона города была организованна в кратчайшие сроки, тем самым был сорван план блицкрига, разработанный немецким командованием.
Восстановление Киевского укрепрайона началось 24 июня 1941 г., когда генерал Кирпонос дал директиву о формировании частей КиУРа, установке оборудования и вооружения, строительстве полевых укреплений.
Предусматривалось, что оборонять КиУР должны были постоянный гарнизон, несущий службу ещё в мирное время и занимающий во время боя долговременные сооружения, а также полевые войска, выделенные для усиления при непосредственной угрозе. В первой полосе планировалось построить полевые укрепления, в которых, кроме частей укрепрайона, могла бы обороняться общевойсковая армия в составе 6 дивизий. Оборону в ДОТах должны были занять бойцы 28-го, 161-го, 193-го отдельных пулемётных батальонов. На эти батальоны также возлагались задачи по ведению разведки и боевому охранению.
Гарнизоны объектов укрепрайона формировались из мобилизованных воинов запаса. И к 10 июля 1941г. совместными усилиями гражданского населения и военных удалось привести в боевую готовность первую полосу укрепрайона. За короткий промежуток времени было установлено необходимое вооружение и оборудование киевских укреплений, хотя около 20 из них вообще не были вооружены из-за нехватки пулеметов.
Впервые КиУР вступил в бой 11 июля 1941 г. на западных подступах к городу. С немецкими танками, наступавшими по Житомирскому шоссе, сражались ДОТы Центрального опорного пункта. Необходимо отметить, что в то время на позициях находились немногочисленные штатные подразделения укрепрайона (3 пулеметных батальона), курсантский артполк, полк НКВД, танковый полк и несколько стрелковых батальонов. Первую атаку немецких войск удалось отбить.
Командование Юго-Западного фронта, понимая шаткость положения, имея приказ не оставлять город Киев, постоянно усиливало пополнения укрепрайона.
13 июля немцы нанесли новый удар в районе с. Романовка, но встретив хорошо организованную оборону, поняли, что сходу Киев им не взять, и начали накапливать силы.
Решающие бои начались 1 августа, когда немцы силами семи пехотных и одной танковой дивизии предприняли наступление на южном участке обороны – от железнодорожной станции Тарасовка до хутора Мрыги. В результате сражения были уничтожены ДОТы № 121, 127, 179, 101, 104, личный состав которых героически погиб.
5-6 августа 1941 г. немцы прорвали первую линию обороны и 8 августа заняли районы Жулян, Голосеевских высот и Лысой горы. Но на этот раз кадровые части и ополченцы (приблизительно 86 тыс. человек) мощным контрнаступлением отбросили врага.
Оправившись от неудачи в южном секторе, немцы 24 августа достигли северных границ КиУР. Таким образом, создался сплошной фронт осады. Атаки отбивались ДОТами 161-го отдельного пулеметного батальона и стрелковыми подразделениями в районе сел Мощун, Гута Межигорская.
И тогда немецкое командование дало приказ о направление танков в обход Киева. В начале сентября началось наступление танковых групп Клейста и Гудериана. Генерал Кирпонос, понимая создавшуюся угрозу окружения, неоднократно посылал Сталину донесения с просьбой об отводе войск.
В середине сентября немецкие танковые группы объединились в районе с. Лохвица (Полтавская область), в результате чего четыре армии, в том числе 37-я, были окружены. Немецкие войска начали решающее наступление на город. Так им удается форсировать на северном участке КиУР р. Ирпень, в результате чего на следующий день были взяты Пуща-Водица и Вышгород.
17 сентября 1941 г. поступил приказ Верховного главнокомандования об отводе советских войск от Киева. Практически же войска начали отводить за Днепр лишь 19 сентября, когда немцы уже входили в Киев. 20 сентября в бою возле хутора Дрюкивщина (Полтавская область) гибнет генерал-полковник М. П. Кирпонос.
Киев героически сражался более двух месяцев, бойцы и командиры укрепрайона стояли до последнего. Но Сталин слишком поздно отдал приказ об отводе войск за Днепр. Юго-Западный фронт оказался в котле, самом большом в истории войн.
Оборона Киева длилась 72 дня: с 11 июля по 19 сентября 1941 года и закончилась окружением бегущих советских войск в болотах под Березанью. По данным командования в боях под Киевом погибли и попали в плен 611 тысяч солдат и офицеров. Было брошено огромное количество техники и боеприпасов. И главным виновником этого поражения был объявлен генерал Кирпонос. Только после победы над фашистскими захватчиками ему присвоят звание Героя Советского Союза.
Длительная и упорная оборона Киева сыграла важную роль в срыве немецкого плана молниеносной войны и задержала наступление фашистов на Москву.

О судьбе ДОТов на сегодняшний день и в будущем
Многие ДОТы, которые не были разрушены отступающими частями Красной Армии и наступлением фашистов в 1942 году, а также в результате хозяйственной деятельности послевоенного периода, можно увидеть и сегодня.

Сохранилось 228 сооружений, большинство из которых находится в плачевном состоянии. Относительно целых или полностью сохранившихся чуть больше 60. Кроме того, научный и исторический интерес представляют не только ДОТы, но и вся система укреплений в целом (принцип размещения различных объектов применительно к условиям местности и т.д.).
Вместе с тем, с момента окончания боев и утраты фортификационными сооружениями военно-оборонного значения, каких-либо серьезных мер по изучению и охране данных объектов со стороны нашего государства не предпринималось. Интерес к ним исходил от энтузиастов, военно-патриотических организаций и отдельных работников музеев. В результате халатного отношения объекты разрушались под действием различных факторов, прилегающие территории застраивались.

Возникла парадоксальная ситуация: Киев за оборону в 1941 г. получил звание города-героя, в то время как сооружения, на которых непосредственно происходили эти события, для государства вообще не существуют, так как не внесены в Государственный реестр памятников Украины.
За последние годы усилиями энтузиастов создан мемориальный комплекс под открытым небом "Пояс боевой славы города-героя Киева", который на сегодня не имеет официального юридического статуса. Хотя, в разные годы в районе Житомирского шоссе и с. Мрыги исследователями были обустроены первые участки «Пояса славы»: расчищены некоторые ДОТы, установлены таблички и памятные знаки, выполнены другие работы. Но пока что государство не предпринимает каких-либо усилий для сохранения этих легендарных мест боевой славы.
Несомненно, ДОТы даже в современном состоянии являются интересными туристическими объектами, и они весьма посещаемы туристами. В уцелевших укреплениях можно еще увидеть проржавевшие остатки деталей внутреннего оснащения: входные решетки, массивные, обитые железом двери, артезианские скважины, заслонки и т.д.
Как и многие другие исторические местности, территория битвы за Киев подвергается варварским нашествиям, после которых остаются горы мусора. Но зато есть и приличные интересные люди, которые здесь прибирают, устраивают мемориалы, пишут статьи и даже целые книги, публикуют информацию в Интернете. Очень важно, чтобы больше людей посещало эти места со знающими гидами. Примером для нас может быть передовой опыт восстановления памятников военной фортификации наших северных соседей – белорусов, которые в 2005 году создали на месте участка Минского укрепрайона историко-культурный комплекс "Линия Сталина".
Известная мудрость: «Кто не знает свою историю, тот не имеет будущего». Ведь только память о прошлом может в будущем лучше понять подобные события. Именно для этого, Киевским областным туристическим агентством разработан туристко-экскурсионный маршрут «Пояс Славы – Киевский Укрепрайон», по которому с успехом проехала уже не одна группа туристов.


Создан 02 мая 2010



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником